НАЧАЛО | ЛЕЧЕНИЕ | НАУКА | ПРОИЗВОДСТВО | ИНФОРМАЦИЯ | КОНТАКТЫ
 
Октябрь 2017 года

Отзывы о лечении в период июль-сентябрь 2017 года в медицинском центре лечения сосудистых заболеваний методу Епифанова
Август 2017 года

Отзывы о лечении в период с апреля 2017 по июль 2017 года в медицинском центре лечения сосудистых заболеваний методу Епифанова
Апрель 2017 года

Отзывы о лечении в период с декабря 2016 по март 2017 года в медицинском центре лечения сосудистых заболеваний методу Епифанова
Сентябрь 2016 года

Опровержение и обличение на выписку из Протокола №5 заседания Клинического Совета ГБОУ ВПО Рязанского ГМУ МЗ РФ от 18.12.2015г.
Август 2016 года

Рассмотрение запроса Министерства здравоохранения Рязанской области №11/кол-2543 от 04.12.2015г. Об оценке экспертного заключения д.м.н., профессора кафедры факультетской хирургии с курсом анестезиологии и реаниматологии ГБОУ ВПО РязГМУ Минздрава России д.м.н. Баззаева Т.В.
Июль 2016 года

Новые отзывы о лечении в медицинском центре лечения сосудистых заболеваний методу Епифанова за январь-июнь 2016 года
март 2016 года

Медицинская помощь, оказываемая в условиях дневных стационаров Об условиях оказания медицинской помощи, установленных Территориальной программой государственных гарантий гражданам РФ бесплатной медицинской помощи, в том числе сроки ожидания медицинской помощи
февраль 2016 года

Отзывы о лечении в медицинском центре лечения сосудистых заболеваний методу Епифанова за 2016 год
январь 2016 года

Экспертное заключение профессора, д.м.н. Базаева Т.В. на имя Уполномоченного по правам человека
декабрь 2015 года

Отзывы о лечении в медицинском центре лечения сосудистых заболеваний методу Епифанова за 2015 год
август 2015 года
Клиника Епифанова в системе ОМС
ООО "КЛИНИКА ЕПИФАНОВА" внесена в реестр медицинских организаций в системе обязательного медицинского страхования Лицензия: ЛО-62-01-001145 выдана 13.05.2014 до 13.05.2099 Дата включения в реестр МО: 08.07.2015
май 2015 года
Выпущено методическое пособие
Что надо знать пациенту, страдающему заболеванием сосудов, чтобы избежать инфаркта, инсульта, тромбэмболию легочной артерии, гангрену конечности, диабетическу стопу и ретинопатию
(советы врача с 45-летним опытом профилактики и лечения сосудистых больных и автора нового вида специализированной медицинской помощи с применением ПМУ «Скафандр Епифанова»)
Апрель 2015 года
Отзывы о лечении в клинике сосудистой хирургии по методу Епифанова за 2015 год
Перейти в раздел отзывов

Январь 2015 года
Публикации в журнал "Имидж и здоровье", №1(166)
Гордость рязанской медицины

Август 2014 года
Цикл публикаций в газете Вечерняя Рязань
  • Облитерирующий атеросклероз артерий нижних конечностей (ОААНК)

  • "Методы профилактики и лечения варикозной болезни нижних конечностей (ВРНК)"

  • "Хроническая венозная недостаточность нижних конечностей (ХВННК)"

  • "Методы профилактики и лечения тяжелых стадий посттромбофлебитического синдрома нижних конечностей (ПТФС)"

    Июнь 2014 года
    Публикации в журнал "Ангиология и сосудистая хирургия" №20 (2/2014)
    К вопросу классификации в РККИ для группировки больных ХОПАНК

  •   Rambler's Top100


    РОССИЙСКИЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ 4(35) 2013



    Эмоции, доминанта Ухтомского, теория функциональных систем П. К. Анохина, системно-энергетическая концепция А. Г. Епифанова как теоретические основы профилактики и лечения сосудистых заболеваний

    Доктор медицинских наук А. Г. Епифанов

    В статье приведены результаты научного анализа литературы и собственных исследований по проблеме эмоций человека за период с 1863 по 2013 гг. Сделан вывод, что понять природу эмоций с позиций механизмов работы нервной системы невозможно. До сих пор нет общепринятого научного опре- деления понятия эмоция. Автор предлагает новое определение эмоциональной реакции, в основе которой лежат одновременно протекающие 3 явления: 1. генерация субъективных ощущений в энергетическом теле человека;
    2. рефлекторные реакции живого тела человека, как внутри (связанные с деятельностью всех систем и органов организма), так и снаружи (связанные с изменением позы (формы)) в виде целенаправленного поведения;
    3. генерация эмоционального тона и его интенсивность (чувство удовольствия и неудовольствия) обусловлены величиной и скоростью отклонения константы энергетического гомеостаза живого тела организма от величины константы, заданной генетически.
    Делается вывод, что эмоция, а не афферентный синтез по П. К. Анохину, формирует целенаправленное поведение человека и животного. Установленные в работе механизмы возникновения, течения и прекращения эмоциональных реакций можно использовать для лечения и профилактики сосудистых заболеваний, путем изменения величин 3-х биоконстант.

    Ключевые слова:Эмоция, субъективные ощущения, рефлекторные реакции, эмоциональный тон, энергетическое тело, теория функциональных систем, доминанта Ухтомского, системноэнергетическая концепция, профилактика и лечение сосудистых заболеваний, медицинская технология, ПМУ,Скафандр Епифанова

    Россия вымирает от эпидемии осложнений сосудистых заболеваний, таких как инфаркт, инсульт, гангрена конечностей. Государственные программы по профилактике и лечению артериальной гипертензии оказались неэффективны [1, 2, 4].

    Многие ученые приходят к выводу, что бороться надо не только с гипертензией, гиперлипидемией и повышенной свертываемостью крови, но и стрессами, в основе которых лежит длительная отрицательная эмоция [4-6, 26]. Возникает вопрос, а нельзя ли через механизмы эмоции проводить профилактику и лечение сосудистых заболеваний?

    В неисчерпаемой научной литературе по психологии, нейропсихологии, нейрофизиологии указывается, что эмоции играют решающую роль для выживания человека и животного при воздействии на них внутренних и внешних раздражителей. Но, до сих пор «природа эмоциональных влияний остается неизученной» (К.В. Судаков, 1997), нет и общепризнанного научного определения понятия – эмоция [7-9, 21-25]. У. Джемс (1890) отмечал: «обыкновенно принято думать, что эмоция – это психическое впечатление, воспринятое от данного объекта, которое вызывает в нас душевное состояние, называемое эмоцией, а последнее влечет за собой известное телесное проявление. Согласно моей теории, наоборот, телесное возбуждение следует непосредственно за восприятием вызвавшего его факта, и осознание нами этого возбуждения в то время, как оно свершается, и есть – эмоция. Порядок этих событий таков: первое душевное состояние не меняется немедленно вторым – между ними должны находиться телесные проявления» [10,11]. Теория эмоций К. Ланге (1885) исходит из того, что любые внешние раздражители вызывают, прежде всего, вазомоторные изменения во всех органах и тканях организма. Вторичные изменения, происходящие в тканях под влиянием измененного кровообращения, дают ощущения в коре головного мозга и представляют собой эмоцию [12]. В учебнике по физиологии для студентов медицинских ВУЗов дается множество определений понятия – эмоция [13]:

    1. Эмоция – специфическое состояние психической сферы, одна из форм целостной поведенческой реакции, вовлекающая многие физиологические системы и обусловленная как потребностями организма, так и уровнем возможного их удовлетворения.
    2. Эмоции – рефлекторные реакции организма на внешние и внутренние раздражения, характеризующиеся ярко выраженной субъективной окраской и включающие практически все виды чувствительности.
    3. Эмоциональное возбуждение как результат определенной мотивационной деятельности теснейшим образом связано с удовлетворением потребностей человека: пищевой, защитной и половой.
    4. Эмоция как активное состояние специализированных мозговых структур определяет изменения в поведении организма в направлении либо минимизации, либо максимизации этого состояния
    5. Эмоция – состояние высшего подъема духовных и физических сил человека.

    В руководствах дается множество описаний различных проявлений эмоциональных реакций [14, 32, 33, 35-38, 50, 51].

    Эмоции – это механизм немедленного ответа на внезапные действия внешнего раздражителя [14. С. 40].

    Считают, что эмоции «выступают в интегрирующей роли объединения отдельных структур организма, в том числе, структур мозга, – в функциональные системы» (К. В. Судаков, 1997) [7].

    Предполагают, что «природа эмоции тесно связана со слабыми электромагнитными полями» (К. В. Судаков, 1997) [7].

    Эмоции – это выраженные переживания определенной окраски, которые моментально приводят все функции организма в готовность к ответному действию [14. С. 40].

    П. К. Анохин (1978) отмечал, что эмоции принадлежит руководящая роль в формировании поведения [15-17].

    Эмоции могут быть абсолютным сигналом полезного или вредного воздействия на организм, часто даже раньше, чем определены локализация воздействия и конкретный механизм ответной реакции организма [14. С. 47].

    Благодаря эмоциям, информация о потребности и ее удовлетворении распределяется по всей массе мозга и даже по всему организму (К. В. Судаков, 1997) [7. С.18].

    К. В. Судаков (2013) связывает эмоции с удовлетворением потребности. «Информация о потребности, совместно с нервной и гуморальной сигнализацией поступает в центр функциональных систем, формируя физиологические механизмы мотивационного возбуждения. Мотивации к тому же усиливаются еще одним информационным компонентом потребности – негативными эмоциональными ощущениями. На основе активирующих влияний мотиваций, окрашенных соответствующими эмоциями, формируется поведение, направленное на поиск и взаимодействие с внешними факторами, удовлетворяющими исходную потребность» [18].

    Для характеристики эмоций введено понятие эмоционального тона. Эмоциональным тоном называют неприятное или приятное субъективное чувство, возникающее при ощущении действующих на организм раздражителей (стимулов). Эмоциональный тон, как явление, сопутствующее ощущениям и, в тоже время, не зависящее от модальности стимула [14. С.92, 135].

    Пороги возникновения неприятного эмоционального тона обычно лежат выше порогов ощущений (с.141). Возникновение ориентировочного безусловного рефлекса одинаково обеспечивает приобретение раздражителями различных сигнальных значений (ранг силы, эмоциональный ранг) [14. С. 142].

    Очевидно, что вычленение в сознании испытуемым любого из 2-х аспектов ощущения (ранг силы или эмоциональный ранг) возможно благодаря существованию в процессе рецепции таких систем, которые сами могут включаться теми или иными свойствами раздражителя, чем и обеспечивается отражение этих свойств раздражителя в разных аспектах ощущения [14].

    В опытах отмечено, «различие самих процессов рецепции силы и «эмоциогенности» раздражителя». «Параметр силы раздражителя является безусловным агентом, вызывающим безусловную сенсорную реакцию процесса рецепции силы агента, можно предполагать, что другие свойства раздражителя (не сила агента) могут стать условными сигналами этой безусловной реакции» [14. С. 144].

    Эмоциональный тон – это готовый результат общей эмоциональной реакции, но процесс его генерации неясен. Ученые не знали, как подойти к изучению механизмов этого феномена, пока в 1866 г. И. М. Сеченов не высказал предположение, что ощущение и эмоции могут возникать только в составе рефлекторного акта [14, 19, 20].

    И. М. Сеченов в «Рефлексах головного мозга» связал эмоции с центральным звеном рефлекса. Эмоции возникают лишь тогда, когда импульс с периферии достигает коры головного мозга, вызывая сенсорный процесс. Рефлексы становятся психическими (эмоциональными) актами лишь в качестве рефлексов головного мозга . В образовании эмоций участвуют также сигналы от мышц, производящих движение (двигательная часть рефлекса) [14. С. 94, 19, 33].

    Эмоциональный тон ощущения И. М. Сеченов (1866) связывал с невольными (инстинктивными) движениями, но так же отмечал, что характер ощущения (приятный, неприятный) связан с психологическим состоянием нервного центра. Для голодного человека запах еды приятен, для сытого тот же запах может быть эмоционально индифферентным или неприятным.

    При сытости человека рефлекс слаб, движения нет, при голоде и пресыщенности рефлексы резки, а движения сильны [14. С. 95].

    «Содержание эмоций зависит от тех инстинктивных явлений, которые вовлекаются в ответную реакцию организма в зависимости от того биологического значения, которые получает раздражитель

    при том или ином состоянии нервных центров движения этих различных инстинктов» [14. С. 96].

    П. В. Симонов (1965, 1966, 1967) против отождествления эмоций с разнообразными потребностями организма, а также с безусловными и условными рефлексами, ибо это делает не научным само понятие эмоции [14. С. 48, 27-29].

    «Вовлечение механизмов эмоции представляет фрагмент, составную часть безусловного рефлекса (целостного приспособительного акта) по удовлетворению живой системы (в пище, воде, температурных условиях) путем действий (приближения, овладения, избегания)». (П. В. Симонов, 1966) [14. С. 48, 27-31].

    «Эмоция, тесно связанная с приспособительным поведением, не совпадает с ним. Она возникает где-то между потребностью и действиями для ее удовлетворения» [14. С. 48, 30].

    Одним из свойств эмоциональных реакций (стоящих на страже целостности и надежности живой системы) П. В. Симонов считает гиперкомпенсацию [14. С. 49, 30, 31].

    «Усиление и ускорение реакций носит универсальный характер. Поскольку живое существо часто не располагает ни временем, ни достаточным опытом, должна возникнуть какая-то система обобщенных оценок, дающая предварительный ответ на вопрос: полезен предмет или вреден, даже когда животное встречается с этим предметом впервые. Описываемую систему мы находим в виде физиологических механизмов, обеспечивающих эмоциональный тон ощущений» (П. В. Симонов, 1966) [14. С. 50, 30, 31,].

    На основании учения о динамическом стереотипе, П. В. Симонов дает такое определение эмоции: «эмоция – представляет компенсаторный механизм, восполняющий дефицит информации, необходимой для достижения цели (удовлетворения потребности) или эмоция является компенсаторной реакцией в условиях, если организм не имеет достаточной информации для удовлетворения потребности» [14. С. 52, 31].

    П. В. Симонов согласен с П. К. Анохиным (1964) о важности таких эмоциональных состояний, как удовольствие и неудовольствие, с помощью которых организм определяет, – полезно или вредно для него данное воздействие [14].

    Возникающее состояние «удовольствия - неудовольствия» должно быть заблаговременным (дистанционным), чтобы организм смог отреагировать на изменение обстановки.

    Замещая, компенсируя недостаток информации, эмоция обеспечивает продолжение действия, способствует поиску новой информации и, тем самым, повышает надежность живой системы [14. С. 53, 30].

    По П. В. Симонову, формирует поведение эмоция, а не афферентный синтез П. К. Анохина.

    При выполнении знакомой операции, закрепленной практикой стереотипа действий нет эмоций, но если внешний стереотип условных сигналов изменялся – появлялись признаки эмоции [14. С. 53].

    В соответствие с информационной теорией эмоций П. В. Симонова, эмоция возникает как результат рассогласования между имеющейся (Uc) и необходимой (Uн) для удовлетворения потребности информации. Он описал мозговые структуры, ответственные за идентификацию каждой из информационных посылок (передние отделы левого и правого полушарий) [14, 30, 31].

    Последняя формула П. В. Симонова определяет эмоцию через степень эмоционального напряжения Э=f[П(Uн-Uc)], где: П – потребность; Uн – информация, необходимая для удовлетворения потребности; Uc – существующая информация [14. С. 54, 30].

    Информационная теория П. В. Симонова считается наиболее обоснованной, но по мнению А. С. Батуева (1991), кроме П, Uн и Uc необходимо учитывать:
    1. Индивидуально типологические особенности субъекта
    2. Фактор времени, в зависимости от которого эмоция приобретает характер кратковременного аффекта или длительного настроения.
    3. Качественные особенности самой потребности (боль, зябкость, жжение, страх, тревога, изжога, тошнота и т. д.) [14. С. 54].

    Надо отметить, что про эмоции написаны сотни книг и тысячи научных статей, но основная суть эмоций, как субъективных ощущений, не раскрыта. Проблема оказалась не простой, т. к. до сих пор природа (механизм генерации) субъективных ощущений неясен.

    А. М. Иваницкий (1996) отмечает, что «происхождение и функциональный смысл субъективных переживаний – одна из загадок нашего мозга. Нужны ли они только для того, чтобы жизнь имела свою ценность, или они необходимый компонент работы мозга, обладая свойством изменять или, как предполагают многие ученые, направлять течение физиологических процессов». Он отмечает, что возможно возникновение психики связано с некоторым принципом организации информационных процессов мозга. Показано, что ощущение возникает в результате синтеза на нейронах проекционной коры сведений о физических и сигнальных свойствах стимула, который обеспечивается кольцевым движением возбуждения из проекционной в ассоциативную кору, гиппокамп и мотивационные центры с возвратом в проекционную кору [34].

    Субъективные ощущения возникают как результат синтеза различных видов информации в ключевых для данной психической функции зонах коры. В информационном синтезе участвуют информация, исходящая из внешней среды, извлекаемая из памяти и поступающая от центров мотивации. Однако гипотеза информационного синтеза не может объяснить механизм генерации ощущения зябкости, жжения, голубого, красного и т. д. цвета, который отличается от механизма сознания, а, следовательно, эта гипотеза описывает не механизм генерации субъективных ощущений, а механизм реакции корковых нейронов мозга на раздражитель [34, 40-42].

    С точки зрения теории функциональных систем «голограммы системоквантов акцепторов результата действия динамически изменяясь, постоянно сопровождают системную архитектонику поведенческих актов, формируя субъективное восприятие действительности. Логика построения информационных системоквантов акцепторов результатов действия позволяет с системных позиций объяснить процессы сознания и мышления [18].

    Сознание с этих позиций тесно связано с формированием на структурах акцепторов результатов действия информационных отпечатков различного знания. Эти процессы тесно связаны с эмоциями, что определяет эмоциональное сознание животных, а у человека – сознание новорожденных. По мере освоения языка и речи, новорожденные дети человека формируют эмоционально-словесное сознание» [18].

    Теория функциональных систем не дает точного определения понятия – эмоция, субъективное ощущение. Авторы, используя понятие акцептора результата действия (хотя точных доказательств, что такая структура существует и включает в себя конкретные нейроморфологические структуры нет) применяя по аналогии голографические физические принципы построения объемных полевых образов на основе воздействия опорным когерентным лучом квантов поля на объемную голограмму, которая, по мнению этих же авторов (К. В. Судаков, 2013), является совокупностью нейронов, глиальных клеток и церебральной жидкости и одновременно акцептором результатов действия. Но, выше К. В, Судаков пишет: «мы полагаем (т. е. сотрудники НИИ нормальной физиологии имени П. К. Анохина РАМН), что информационные образы системоквантов акцептора результатов действия представляют специфические голограммы», а ниже «образ представляет специфическую интеграцию молекулярных и атомных частотных вибраций, происходящих в нейронах, глиальных клетках и церебральной жидкости». А почему не учитывается местный интенсивный кровоток, ведь по их мнению, акцептор результатов действия разбросан по всему мозгу, в том числе в подкорковых структурах. Состав и структура ликвора в результате циркуляции также непрерывно изменяется [8, 9, 18, 32, 39].

    Как видим, теория функциональных систем еще больше запутала понимание сущности эмоций, а тем более субъективных ощущений. Надо заметить, что основные ее положения (акцептор результатов действия, голографический принцип работы акцепторов результатов действия, само понятие функциональной системы и ее схема), это теоретические построения П. К. Анохина и его учеников, а толкование экспериментальных результатов, якобы ее подтверждающих, осуществляется ее приверженцами в выгодном для них русле.

    В чем же суть и значение для понимания эмоций и субъективных ощущений (сознания) теории доминанты А. А. Ухтомского (1910), без которой не было бы теории функциональных систем П. К. Анохина (1935) [43].

    А. А. Ухтомский писал: «господствующий очаг возбуждения предопределяющий в значительной степени характер текущих реакций центров в данный момент, я стал обозначать термином «доминанта» [43].

    Способность формировать доминанту является общим свойством центров; можно говорить о принципе доминанты, как общем modus operandi ЦНС [43. С. 9].

    Надо ли представлять себе доминанту, как топографически единый пункт возбуждения в ЦНС? По всем данным доминанта в полном разгаре есть комплекс определенных симптомов во всем организме – и в мышцах, и в секреторной работе, и в сосудистой деятельности. Поэтому она представляется скорее как определенная констелляция центров с повышенной возбудимостью в разнообразных этажах головного и спинного мозга, а так же в автономной нервной системе » [43. С. 18].

    В отличие от функциональной системы П. К. Анохина, общая схема которой не привязана к конкретным морфоструктурам, доминанта, как доминирующая констелляция (синхронизированная пульсирующая система, состоящая их множества центров (комм. авт.)) с повышенной возбудимостью (увеличенными по сравнению с другими координатами тела частотно-амплитудными величинами волн поля (комм. авт.)) представлена во всем организме, – и в мышцах, и в секреторной работе, и в сосудистой системе, и в разных этажах головного, спинного мозга, а так же в автономной нервной системе.

    Таким образом, А. А. Ухтомский под доминантой подразумевал, заполняющую весь объем организма, устойчивую динамическую систему, представляющую собой, как следует из системно-энергетической концепции А. Г. Епифанова (1981), интерференционную структуру, образованную сдвигом фаз когерентных гармоник множества стоячих волн поля. Изменение фаз когерентных гармоник стоячих волн поля происходит в результате изменения координат точек поверхности тела человека (формы), под воздействием различных стимулов, а, следовательно, изменение формы ведет к изменению интерференционной структуры доминанты и замене ее на другую доминанту [44-49].

    А. А. Ухтомский пишет: «Инерция доминанты сказывается в том, что, однажды возникнув в организме, она имеет тенденцию устойчиво в нем пребывать и возобновляться по весьма простым поводам [43. С. 34].

    Внешним выражением доминанты является определенная работа или рабочая поза организма, подкрепляемая в данный момент разнообразными раздражителями и исключающая для данного момента другие работы и позы» [43. С. 43].

    Из этого умозаключения А. А. Ухтомского следует важный вывод, что поза или работа (смена поз во времени), при воздействии разнообразных раздражителей, может восстанавливать доминанту, которая эту позу или форму поверхности сформировала. А. А. Ухтомский делает 3 важных вывода:
    1. Доминанта лежит в основе образования новых рефлексов.
    2. Доминанта не может быть отождествлена с инстинктами.
    3. Доминанта – это определитель поведения человека и животных [43. С. 82].

    А. А. Ухтомский пишет: «Не подлежит сомнению, что однажды пережитый в гормональном порядке инстинктивный акт может быть потом воспроизведен со значительной полнотой уже без гормональных влияний, чисто нервно-рефлекторным путем, лишь только возобновится, хотя и частично, прежняя обстановка во внешней среде. Тут-то и выступает роль головного мозга как возобновителя прежних доминант с меньшей инерцией, в экономическом сокращении. Сельским хозяевам известно, что жеребец, кастрированный до того, как он узнал кобылу, будет гулять в табуне с кобылами, не обнаруживая в отношении их половых поползновений. Напротив, жеребец, кастрированный после того, как он попробовал кобылу, будет обнаруживать влечение к кобыле и после кастрации» [43. С. 35].

    Этот пример А. А. Ухтомского показывает, что однажды пережитая жеребцом эмоция удовольствия (оргазм), как субъективное ощущение, оставило след, в структуре, которая его сформировала. Энергетические параметры этого ощущения (амплитудно-частотные) зафиксировались в организме. Поэтому при соответствующих условиях (вид, запах кобылы), это ощущение вновь возникнет в сознании и организует поведение, при котором сила эмоции достигает наибольшей величины и сопровождается выраженным удовольствием. Получается, что при отсутствии мотивации (из-за отсутствия гормональных влияний, а, следовательно, без афферентного синтеза), жеребец совершает поведение только для получения, а потом и увеличения уровня интенсивности положительной эмоции (приятного субъективного ощущения). Потребность формирует отрицательную эмоцию (неприятное ощущение: голод, жажда, страх, зябкость, жжение, боль и т. д.) для организации поведения по ее удалению из сознания, а одновременно поведения, ведущего к удовлетворению потребности. Положительные эмоции, которые возникают под воздействием различных факторов, (стимулов) сами могут формировать поведение, направленное на удержание их в сознании и на увеличение их интенсивности (слабый и сильный оргазм).

    Мы уже отмечали, что П. В. Симонов считал, что потребности, условный и безусловный рефлексы не являются одновременно эмоциями, которые являются проявлением деятельности независимой системы. Он отмечал, что эта система, при изменении обстановки и отсутствии необходимой информации по совершению акта поведения, ведущего к удовлетворению потребности (акта дефекации, акта захвата пищи, акта глотания и т. д.) эту информацию компенсирует. К сожалению П. В. Симонов не объяснил как и какую информацию эмоции компенсируют. Система эмоций замещает не недостаток информации, а недостаток готовых цепных рефлексов по удовлетворению потребности. Эти недостающие цепные рефлексы (системы контактов в общей нейронной сети) эмоциональная реакция создает путем активации всех видов чувствительности (снижение порога рецепции) для усиления гормональной, вегетативной и поведенческой регуляции. Возникает вопрос, как эмоция снижает порог рецепции? Ответа нет. Но одновременно эта реакция проявляется путем генерации субъективных ощущений, где и как? На следующем этапе кто-то оценивает качество, ранг силы и ранг эмоционального тона этого, доминирующего в сознании ощущения, а также определяет его локализацию в пространстве. Отсюда следует, что эмоциональная реакция организма одновременно связана с процессами, протекающими в теле человека (гормональная, нервная, водная циркуляция, как виды регуляций, которые фиксируются объективными методами) и с процессами, связанными с изменением формы (позы человека), т. е. – поведения и с процессами, которые генерируют субъективные ощущения. Возникает вопрос, – кто, как и где оценивает качество субъективного ощущения (голод, холод, тошнота, жажда, красное, синее и т. д.) ранг силы и ранг эмоционального тона, а также локализацию субъективного ощущения в пространстве? Ответа на этот вопрос в доступной литературе нет до сих пор.

    Можно думать, что доминанта Ухтомского, путем смены уровня возбудимости (энергетического уровня), замыкает только те синапсы, которые срабатывают на этот энергетический уровень (аналогия тому герконы), а также снижает или повышает пороги рецепции для всех видов чувствительности. Только так доминанта Ухтомского может управлять работой нервной системы в реализации актов поведения. Только ли в этом компенсаторный механизм эмоций, а зачем нужна генерация субъективных ощущений? Субъективные ощущения – это команды (указания), обязательные для исполнения человеком и животным. А точнее готовые программы, которые указывают что, как и где про исходит; что, как и где произойдет потом и что, как и где надо делать!

    Субъективные ощущения характеризуются:
    1. Качеством, т. е структурой (боль, зябкость, голод, тошнота, страх, оргазм и т. д.).
    2. Рангом силы (слабое, умеренное, сильное).
    3. Рангом эмоциогенности (приятные, но терпимые, приятные и невыносимые (щекотка); неприятные, но терпимые; неприятные и невыносимые). При нарастании чувства неприятности, человек теряет сознание, т. е. способность генерировать и поддерживать субъективные ощущения. Как правило, нетерпимые субъективные ощущения, ведущие к потере сознания, связаны с болевыми ощущениями и с ощущением нарастающего удушья, жажды, голода, т. е. со стимулами, вызывающими гибель живой клетки и всего организма. Эти стимулы вызывают повреждение морфоструктуры клетки или блокируют процессы энергообразования.
    4. Локализацией в пространстве тела.
    5. Интервалом времени от момента нанесения стимула, до появления в сознании.
    6. Интервалом времени от момента возникновения до исчезновения.

    Эмоциональный тон (ранг) ощущения имеет две градации: приятный и неприятный. Две градации имеют тепловые ощущения: зябкости и жжения, тепла и холода; 2 градации имеют тактильные ощущения: сдавление и распирание. Это возможно при отклонении величины интенсивности процесса в сторону увеличения или уменьшения. Учитывая, что ощущения зябкости и жжения в ноге сопровождаются неприятным чувством, значит приятное чувство человек (или система, генерирующая субъективные ощущения) испытывает, когда величина (константа) параметра процесса или морфоструктуры для данной системы наиболее оптимальная. Наиболее комфортно чувствует себя человек, когда у него нет генерации температурной, тактильной и болевой чувствительности, а так же нет генерации неприятных кожных субъективных ощущений: зябкости, жжения, сдавления, распирания, боли.

    Возникает также вопрос, а какая система и каким образом замыкает синапсы? Где она располагается, из чего и как построена? Учитывая, что доминанта это множество очагов возбуждения во всем организме, и то, что она (доминанта) создает определенную позу организма, а при смене позы одна доминанта гаснет, а другая появляется, т. е. смена пространственно-энергетических характеристик этой системы практически происходит мгновенно, что характерно для структур, состоящих из элементов с массой покоя равной нулю. Структурой с массой покоя равной нулю и, в то же время, длительно сохраняющей свои характеристики может быть структура, состоящая из стоячих волн, образованных сдвинутыми по фазе гармониками когерентных квантов поля (голографический образ). Эта структура является промежуточной (связующей) между органическим телом человека и животного и различными видами полей, которые несут для организма различную информацию (геомагнитные поля Земли, которые сильно влияют на течение физиологических процессов в организме). Выше отмечено, что природа эмоции тесно связана со слабыми электромагнитны-ми полями.

    А. А. Ухтомский отмечает: «когда доминанта представляет из себя цепной рефлекс, направленный на определенный разрешающий акт, то разрешающий акт и будет концом доминанты. Когда глотание, дефекация и обнимание достигли окончательного акта, это и будет концом соответствующей доминанты и именно эндогенным ее концом» [43].

    Из этих примеров и умозаключений А. А. Ухтомского следует, что доминанта – это эмоция и одновременно субъективное ощущение. Эмоция бывает приятной (оргазм) и неприятной (позыв к дефекации, голод, боль, ощущение инородного тела в глотке). Из этих примеров видно, что доминанта или отрицательная эмоция (неприятное субъективное ощущение резкого распирания прямой кишки), достигнув соответствующего уровня (интенсивности), вытесняет из сознания все другие ощущения и запускает цепную реакцию рефлексов, которая направлена на достижение конкретного, жизненно необходимого для организма в данный момент результата (акта глотания или дефекации). При этом доминанта или эмоция формирует последовательность и силу отдельных рефлекторных актов таким образом, что приводит к жизненно необходимому результату (опорожнение прямой кишки и освобождение глотки). А внешне, доминанта (эмоция) проявляется поведением (смена поз) создающим различные энергетические состояния человека, которые включают в определенной последовательности рефлексы (контакты), замыкающиеся только этой формой (позой).

    Доминанты или эмоции – это первичные субъективные ощущения человека и животного, которые формируют виды и последовательность автоматических (цепных) рефлексов, формирующих поведение живой системы по сохранению ее структуры и запасов энергии, необходимой для поддержания ее жизнедеятельности. Возникает вопрос, а каким образом организм сохраняет свою структуру и обеспечивает поддержание энергетического гомеостаза (необходимого запаса энергии).

    Как видим, доминанта, эмоция, субъективное ощущение это понятия, связанные с изменением параметров одной и той же структуры, которую нельзя увидеть и потрогать. Доминанта, эмоция, субъективное ощущение это проявление физико-химических свойств нервной ткани или это проявление свойств другой материальной сущности, генерирующей субъективные ощущения (которым И. М. Сеченов и И. П. Павлов отводили сигнальную роль), которые через нервную систему реализуют сложные поведенческие акты, вегетативную и гормональную регуляции в организме живого существа, тем самым спасая организм от гибели.

    Получается, что этой сущности нужно живое и здоровое тело, посредством которого оно может наблюдать, изменять, изучать и творить окружающий мир.

    Возникает вопрос, каким образом, сущность, которая генерирует доминанты, эмоции и субъективные ощущения взаимодействует с нервной системой и управляет работой мозга. Ни одна из общепринятых теорий (доминанты, функциональных систем, рефлекторная, информационная и т.д.) ответа не дает [52-61].

    Это позволяет сделать системно-энергетическая концепция самоорганизации живых систем (СЭКСЖС), предложенная А. Г. Епифановым в 1981 г. [44-49]. Эта концепция впервые объяснила почему кожная сенсорная система генерирует только 3 вида кожной чувствительности, которые представлены в одних и тех же нейронах соматотопического коркового конца кожного анализатора (цитоархитектоническое первичное сенсорное поле 3 на поверхности мозга человека, по данным института мозга АМН СССР [22, 47,56]). Иными словами, в 3-м поле нет нейронов, которые реагировали бы отдельно только на температурную, тактильную и болевую чувствительность. Другие сенсорные системы, – такие, как зрительная, слуховая, вкусовая, обонятельная и др. также имеют свои концевые корковые нейроны, и каждый анализатор генерирует только 1 вид чувствительности (зрительная, слуховая, вкусовая, обонятельная, вестибулярная, проприомышечная и висцеральная). Один и тот же корковый нейрон в проекционной коре зрительного анализатора так же реагирует на световые стимулы разного цвета, а проекционный корковый нейрон слухового анализатора на слуховой стимул разного тона (до, ре, ми, фа, соль, ля, си – всего 7 тонов). Человек различает 4 вкусовых стимула (сладкий, соленый, горький, кислый) и бесчисленное множество обонятельных стимулов – запахов частиц вещества.

    Возник вопрос, каким образом один и тот же проекционный нейрон кожного анализатора, в зависимости от модальности стимула может генерировать несколько видов ощущений (холода, тепла, сжатия, растяжения, боли). Ответ здесь мог быть таким. Возникающее в сознании то или иное субъективное ощущение есть, возможно, результат различных внутренних состояний нейрона или их совокупности. Но тогда что это за различные состояния нейрона и чем они обусловлены. Электрофизиология, нейрофизиология, нейропсихология, биоэнергетика и др. науки ответ на этот вопрос не давали [7-9, 20-23, 50-61].

    Ответ на эти вопросы дает системно-энергетическая концепция самоорганизации живых систем (СЭКСЖС) [44-49].

    СЭКСЖС возникла в клинике окклюзионных поражений артерий конечностей, где нарушения энергетического гомеостаза организма проявляются наиболее резко, что ведет к ампутации конечности и ставит перед обществом большую социальную проблему по содержанию этих инвалидов. СЭКСЖС возникла, когда А. Г. Епифанов попытался с позиции теории функциональных систем (ТФС) П. К. Анохина объяснить патогенез облитерирующего эндартериита (ОЭ).

    Впервые в патогенез ОЭ были включены элементы, которые опускались клиницистами, как ненужные для профилактики и лечения.

    В патогенез ОЭ А. Г. Епифанов ввел понятия: потребность, результат, ощущение, отрицательная эмоция, мотивация, память, афферентный синтез, поведенческая, гормональная, вегетативная регуляции.

    Но эта схема патогенеза ОЭ не давала объяснения, почему при патологическом процессе в стопе (на периферии тела) в сознании больного четко возникают ощущения зябкости, жжения, сдавления, распирания и боли в стопе. Стало ясно, что ТФС не способна объяснить природу ОЭ, а, следовательно, возникли сомнения о соответствии ее основных положений механизму формирования приспособительных реакций у больных с поражениями артерий конечностей. ТФС оказалась непригодной для разработки новых методов профилактики и лечения сосудистых заболеваний.

    Для объяснения механизма возникновения субъективных ощущений (зябкости, жжения, сдавления, распирания, боли) у больных ОЭ в 1981 г. А. Г. Епифановым в клиническую медицину были введены

    новые научные понятия о 3-х биоконстантах: форма, температура, заряд.

    В основе патогенеза сосудистых заболеваний лежит генерация патологических кожных субъективных ощущений, связанная с отклонением величин 3-х биоконстант [5-6]. Для управления величинами биоконстант было разработано медицинское оборудование, – ПМУ «Скафандр Епифанова». На основе этого оборудования была разработана и внедрена в клиническую практику медицинская технология лечения и профилактики сосудистых заболеваний. На медицинскую технологию получено Разрешение Росздрава РФ ФС № 2011/015 от 03.02.2011г.

    Как известно, субъективные ощущения изучаются физиологической психологией [50]. Механизм возникновения субъективного ощущения должен объясняться теорией сенсорных систем, но в ней оказались свои трудно разрешимые проблемы [47. С. 106; 50, 61].

    Научный поиск показал, что ни физиологическая психология, ни физиология сенсорных систем не могут объяснить почему существуют 3 вида кожной чувствительности, хотя сенсорных кожных модальностей значительно больше: сдавление, распирание, тепло, холод, боль. Почему разные сенсорные модальности могут генерироваться одними и теми же рецепторами и возбуждают одни и те же нейроны соматосенсорной зоны головного мозга? Стало ясно, почему у человека и других организмов 3 вида чувствительности в одной кожной сенсорной системе, и почему каждый вид кожной чувствительности может генерироваться одним и тем же рецептором (чего нет в других сенсорных системах), а в сознании возникают более 3-х видов (сдавление, распирание, холод, тепло, боль) субъективных ощущений, когда в 1981 г. были открыты, описаны и введены в научное познание понятия о 3-х биофизических (биологических) константах.

    Константы – это числовые величины, изменение которых имеет для организма жизненно важное значение. При длительном отклонении величин этих констант, живое существо гибнет, т. к. возникает постоянная длительная патологическая чувствительность, которая вызывает в спинальных, подкорковых и корковых нейронах спинного и головного мозга человека и животного запредельное отклонение величин биоконстант. Это вызывает необратимый сдвиг энергетического состояния (гомеостаза) нейрона. Нейрон, согласно формуле dФ·dT·dQ=const, может иметь 3 возможных энергетических состояния:
    1. ∑dФ•∑dT•∑dQ>const
    2. ∑dФ•∑dT•∑dQ∑dФ•∑dT•∑dQ=const

    Где dФ – минимальная площадь поверхности тела человека или клетки;

    dT – величина температуры поверхности dФ;

    dQ – величина электрического заряда dФ.

    const – это величина, при которой клетка (нейрон) наиболее устойчива, как живая система.

    (третье состояние нейрона, когда он может, как поглощать кванты энергии, так и испускать или ни то, ни другое) Ф·T·Q=const.

    Эти формулы объясняют механизм эмоционального тона ощущений, который по Сеченову И. М. зависит от психологического состояния нервного центра, а точнее от Ф·T·Q – энергетического гомеостаза нейронов, его составляющих.

    При Ф·T·Q>const нейрон может только испускать кванты, генерировать импульсы, иначе его форма (оболочка) разрушится, а при Ф·T·Q

    ∑dФ• ∑dT• ∑dQ= ∑(const1+const2+…+constn)

    ∑(dФ1+dФ2+…+dФn)•∑(dT1+dT2+…+dTn)•∑(dQ1+dQ2+…+dQn)=const - (формула для энергетического гомеостаза всей поверхности тела человека).

    Под биоконстантами автор понимает геометроэнергетические структуры поверхности тела человека или животного, количественные (числовые) величины которых отражают множество физико-структурных состояний такого существа, как человек. Встает вопрос, о каких физико-структурных состояниях человека и животного идет речь? И что такое человек?

    1. Биоконстанта форма – это рельеф и его площадь всей поверхности тела человека, когда нет генерации тактильной чувствительности. Рельеф состоит из множества точек со своими координатами.
      dФ1+dФ2+…+dФn=>R1+R2+…+Rn; dФ1=>R1, где R1 – расстояние от точки от счета до точки на поверхности тела. При отклонении биоконстанты форма, рецептор генерирует тактильную чувствительность.
    2. Биоконстанта температура – это системное множество величин температуры единичных участков площади рельефа, всей поверхности тела организма, когда нет генерации температурной чувствительности, т. е., биоконстанта температура – это системное множество величин температуры, характеризующих энергетические параметры точек рельефа. При отклонении биоконстанты температура, рецептор генерирует температурную чувствительность.
    3. Биоконстанта заряд – это системное множество элементарных зарядов единицы площади рельефа всей поверхности тела организма человека или животного. При отклонении биоконстанты заряд, рецептор генерирует болевую чувствительность.
    4. Произведение величин биоконстант единичной площади есть величина постоянная dФ·dT·dQ=const.

    Встал вопрос, каким образом один и тот же рецептор и соответствующий ему корковый нейрон проекционной коры анализатора в зависимости от модальности (качества) стимула формирует различные субъективные ощущения (тепло, холод, сдавление, распирание, боль)? А так же. Как у больных ОЭ, при отсутствии внешних стимулов на кожу пораженной стопы, корковый нейрон также формирует субъективное ощущение (зябкости, жжения, сдавления, распирания, боли)? При отсутствии внешних стимулов (тепла, холода, сдавления, распирания, боли) у больного ОЭ генерируется постоянная кожная чувствительность (3 вида чувствительности: тактильная, температурная и болевая).

    Эти факты заставили автора задуматься над тем, что же лежит в основе генерации субъективных кожных ощущений и кожной чувствительности. Стимулов определенной модальности (тепловой, холодовой, сдавливающий, распирающий, болевой) нет, а субъективные ощущения по мере нарастания патологических процессов в стопе (разрушение тканей, дезорганизация морфоструктуры) возникают и нарастают по интенсивности в последовательности: сдавление>зябкость>боль. При этом тактильные субъективные ощущения возникают, когда видимых изменений в тканях стопы почти не наблюдается (I ст. ОЭ).

    Получается, что при отсутствии сенсорных стимулов, а, соответственно, и отсутствии причин для генерации чувствительности, у больного в сознании постепенно, в течение длительного времени (месяцы, годы) возникают, в определенной последовательности, субъективные ощущения (сдавления, зябкости, жжения, боли). Эти субъективные ощущения постоянно присутствуют в сознании, усиливаются при изменении погоды, отрицательных эмоциях, и заполняют увеличивающийся объем пораженных тканей. У больного нарастает атрофия тканей стопы, уменьшается температура поверхности кожи ниже 35?С.

    Отсюда следует, что субъективные ощущения и генерация кожной чувствительности связаны с изменениями величин 3-х биоконстант, которые отражают пространственно-энергетические характеристики не только тела организма, но и структуры, встроенной в тело человека. Эта структура проявляется при отмирании конечности (феномен фантомных болей и эффект Кирлиан) [47].

    Надо отметить, что все 5 видов субъективных ощущений (сдавление, распирание, зябкость, жжение, боль) всегда сопровождаются у больных неприятным чувством, от которого больной старается избавиться любыми путями. Отсюда вывод, что отрицательная эмоция – это субъективное ощущение определенного качества (сдавление, зябкость, боль), интенсивности (слабое, умеренное, сильное) и эмоционального тона (неприятный). Качество ощущения у больных ОЭ (зябкость, жжение) определяется отклонением величины биоконстанты (температуры); с увеличением – жжение, с уменьшением – зябкость; с увеличением радиуса поверхности тела (кожи) – распирание, с уменьшением радиуса поверхности тела – сдавление; с увеличением отклонения величины заряда – боль нарастает, с уменьшением отклонения величины заряда – боль уменьшается. При невыносимой боли в пальцах стопы, больной опускает ногу вниз и смачивает повязку, чем уменьшает величину заряда пораженной стопы.

    Ранг силы субъективного ощущения определяется величиной отклонения биоконстанты. Эмоциональный тон – неприятный возникает как при зябкости кожи, так и при жжении, как при сдавлении, так и при распирании и всегда при боли, т. е. неприятный эмоциональный тон возникает всегда, когда энергетический гомеостаз клетки или целого организма отклонится от величины, равной const.

    Из формулы dФ·dT·dQ=const следует, что при отклонении величины любой из биоконстант, как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения изменяется величина произведения величин 3-х биоконстант, т. е. меняются пространственно-энергетические параметры целой системы (человека или животного или одной клетки, энергетический гомеостаз которой описывается той же формулой). Изменение пространственно-энергетических параметров системы вызывает неприятное чувство (отрицательная эмоция), а восстановление пространственно-энергетических параметров – чувство удовлетворения (положительная эмоция).

    Величины 3-х биоконстант есть количественные характеристики пространственно-энергетической структуры, которая есть голографический образ, представляющий собой стоячие волны, образованные множеством когерентных квантов поля с массой покоя равной нулю, гармоники которых сдвинуты по фазе. Источником когерентных квантов поля являются окружающие человека и животного как живые, так и не живые системы.

    На основании вышеизложенного, можно утверждать:
    1. Анализ литературы с 1863 по 2013 гг. по вопросу эмоций показал, что понять и объяснить природу этого явления в рамках механизмов работы нервной системы невозможно.
    2. До сих пор в научной литературе отсутствует общепризнанное научное определение такого состояния человека как – эмоция.
    3. Без научного определения понятия такой сущности как человек – понять природу эмоций невозможно.
    4. Эмоциональная реакция (эмоция) человека и животного, в ответ на любой раздражитель (потребность), состоит из 3-х одновременно протекающих явлений:
      а. Генерация субъективных ощущений в энергетическом теле человека.
      б. Рефлекторные реакции живого тела человека, как внутри (связанные с деятельностью всех систем и органов организма), так и снаружи (связанные с изменением позы (формы)) в виде целенаправленного поведения.
      в. Генерация эмоционального тона и его интенсивность (чувство удовольствия и неудовольствия) обусловлены величиной и скоростью отклонения константы энергетического гомеостаза живого тела организма от величины константы, заданной генетически.
    5. Энергетическое тело человека – это интерференционная структура, образованная сдвигом фаз когерентных гармоник стоячих волн множества различных по частоте квантов поля и занимающая объем органического тела человека и животного.
    6. Доминанта Ухтомского – это понятие, описывающее различные составляющие эмоциональной реакции.
    7. Теория функциональных систем – это попытка П. К. Анохина и его учеников при наблюдении отдельных элементов эмоциональной реакции объяснить целенаправленное поведение человека и животного, на основе предложенных ими понятий таких, как: афферентный синтез, акцептор результатов действия и др.
    8. Поведение человека (асаны) через изменение величин 3-х биоконстант может управлять как течением физико-химических и физиологических процессов в теле человека, так и генерацией качества, ранга силы субъективных ощущений, а также величиной константы энергетического гомеостаза целого организма.
    9. Качество (структура), интенсивность (величина параметра) субъективного ощущения определяют разновидность и порядок замыкания синапсов, а также разновидность и порядок рецепции в единой нейронной сети, т. е. формируют поведение человека и животного.
    10. Положительная эмоция (удовольствие) наблюдается у человека, когда ∑dФ•∑dT•∑dQ=const (отсутствует генерация 3-х видов неприятной кожной и другой чувствительности), а отрицательная эмоция (неудовольствие), когда ∑dФ•∑dT•∑dQ?const (активная генерация 3-х видов неприятной кожной и другой чувствительности).
    11. Эмоция компенсирует не недостаток информации, а недостаток готовых цепных рефлексов по удовлетворению потребности.
    12. Длительная отрицательная эмоция вызывает хроническую реакцию стресса с повреждением системы кровообращения в организме, ведущего к инсульту, инфаркту и гангрене конечностей.
    13. Установленные в работе механизмы возникновения, течения и прекращения эмоциональных реакций можно использовать для лечения и профилактики сосудистых заболеваний путем изменения величин 3-х биоконстант.
    14. Эмоция, а не афферентный синтез по П. К. Анохину формирует целенаправленное поведение человека и животного в пространстве и времени.
    15. С учетом механизмов эмоциональной реакции, разработана и внедрена в клиническую практику медицинская технология профилактики и лечения сосудистых заболеваний с применением полимагнитной установки «Скафандр Епифанова».

    Примечание

    1. Епифанов А. Г., Епифанова Е. А. России, но не Минздраву РФ, незамедлительно нужна новая система профилактики, ранней диагностики и лечения сосудистых заболеваний // Российский научный журнал. – 2008. – №1(2). – С. 133-139.

    2. Гусев Е. Н., Скворцова В. И. Ишемия головного мозга. – М.: Медицина, 2001. – 327 с.

    3. Derdeyn C. P. Mechanism of ischemic stroke secondary to large artery atherosclerotic disease // Neuroimaging Clin N Am 2007. – N17. – PP. 303-312.

    4. Скворцова В. И., Чазова И. Е., Стаховская Л. В., Пряникова Н. А. Первичная профилактика инсульта. – М.: Медицина, 2006. – С. 12-16.

    5. Епифанов А. Г., Епифанова Е. А. К вопросу о патогенезе ХКИК у больных с хроническими окклюзионными поражениями артерий нижних конечностей. 19:2:111-113; Приложение. // Тезисы докладов 28 Международной конференции «Ангиология и сосудистая хирургия». – Новосибирск, 2013.

    6. Епифанов А.Г., Епифанова Е.А. О взаимосвязи нарушений в системе артериального кровообращения нижних конечностей и субъективных ощущений у больных ХОПАНК. 19:2:113-115; Приложение. // Тезисы докладов 28 Международной конференции «Ангиология и сосудистая хирургия». – Новосибирск, 2013.

    7. Судаков К. В. Голографический принцип системной организации процессов жизнедеятельности // Успехи физиол. наук. – 1997. – Т. 28. – №4. – С. 3-32.

    8. Судаков К. В. Системные механизмы психической деятельности // Журн. неврол. и психиатрии им. С. С. Корсакова. – 2010. – №110(2). – С. 4-14.

    9. Судаков К. В. Эмоции в системной организации поведенческих актов // Успехи современной биологии. – 2011. – T. 131. – №6. – C. 548-562.

    10. James W. The principles of psychology. – N.Y., 1890.

    11. James W. The physical bases of emotions // Psychol. Review. – 1894. – Vol. 1. – PP. 516-529.

    12. Ланге Г. Аффекты (душевные движения). Психофизиологический этюд. – СПб., 1896.

    13. Физиология человека: Учебник / Под ред. В. М. Покровского, Г. Ф. Коротько. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Медицина, 2003. – 656 с.: ил.

    14. Эмоции человека в нормальных и стрессорных условиях / А. И. Яроцкий, Ф. П. Космолинский, А. К. Попов и др.; Под общ. ред. А. И. Яроцкого, И. А. Криволапчука. – Гродно: ГрГУ, 2001. – 494 с.

    15. Анохин П. К. Эмоции // БМЭ. – Т. 35. – М., 1964. – С. 516.

    16. Анохин П. К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. – М.: Медицина, 1968. – 546 с.: ил.

    17. Анохин П. К Узловые вопросы теории функциональных систем. – М.: Наука, 1978. – 304 с.

    18. Судаков К. В. Информационная грань системной организации психической деятельности головного мозга // Российский медико-биологический вестник. им. акад. И.П. Павлова. – 2013. – №3.

    19. Сеченов И. М. Рефлексы головного мозга. – СПб., 1863.

    20. Павлов И. П. Полн. собр. соч.: В 6 т. – Т. 1-6. – М.-Л., 1951.

    21. Основы психофизиологии / Отв. ред. Ю. А. Александров. – М.: ИНФРА-М.,1998;

    22. Лурия А. Р. Основы нейропсихологии. – М., 1973. – 374 с.

    23. Линдсней Д. Б. Эмоции // Экспериментальная психология / Под ред. С. С. Стивенса. – М., 1960.

    24. Кеннон В. Физиология эмоций. – Л., 1972.

    25. Данилова Н. Н. Психофизиология: Учебник для вузов. – М.: Аспект Пресс, 1998.

    26. Селье Г. Адаптационный синдром. – М., 1961.

    27. Симонов П. В. Мотивированный мозг. Высшая нервная деятельность и естественнонаучная основа общей психологии. – М., 1987.

    28. Симонов П. В. Созидающий мозг. Нейробиологические основы творчества. – М.: Наука, 1993. – 109 с.

    29. Симонов П. В Мозговые механизмы эмоций // Журнал высшей нервной деятельности. – 1997. – Т. 47. – Вып. 2. – С. 320-328.

    30. Симонов П. В. Эмоциональный мозг. – М.: Наука, 1981. – 215 с.

    31. Симонов П. В. Функциональная асимметрия фронтального неокортекса и эмоции // Докл. академии наук. – 1994. – Т. 338. – N 5. – С. 698-699.

    32. Нормальная физиология: Курс физиологии функциональных систем / Под ред. К. В. Судакова. – М.: Медицинское информационное агентство, 1999. – 718 с.

    33. Дарвин Ч. О выражении ощущений у человека и животных. – СПб., 1896.

    34. Иваницкий A. M. Мозговая основа субъективных переживаний: гипотеза информационного синтеза // Журн. высш. нервн. деят. им. И. П. Павлова. – 1996. – Т. 46. – №2. – С. 241-282.

    35. Cannon W. B. Again the James- Lange and the thalamic theories of emotion // Pshyhol. Review. – 1931. – Vol. 38. – PP. 281-295.

    36. Lashley K. S. The Thalamus and emotion // Psychol. Review. – 1938. – Vol. 45. – P. 42-61.

    37. Lindsley D. B. Emotion // Handbook of experimental psychology. – N.-L., 1951.

    38. Magoun H. W. The waking brain. – Springfield, 1958.

    39. Судаков К. В. Топографическое построение интегративной деятельности головного мозга // Известия РАН. Серия биол. – 2011. – №1. – С. 61-71.

    40. Сергин В. Я. Сознание как система внутреннего видения // Журн. высш. нерв. деят. – 1994. – Т. 44. – N 4-5. – С. 627-639.

    41. Эдельмен Дж. Селекция групп и фазная повторная сигнализация: теория высших функций головного мозга // Эдельмен Дж., Маунткасл В. Разумный мозг / под ред. Е. Н. Соколова. – М.: Мир, 1981. – С. 68-131.

    42. Edelman G. M. The remembered present. A biologocal theory of consciousness. – New York: Basics Books, 1989. – 346 p.

    43. Ухтомский А. А. Избранные труды / под ред. акад. Е. М. Крепса. – Л.: Наука. Ленинградское отделение, 1978. – 371 с.: ил.

    44. Епифанов А. Г. Системно-энергетическая концепция самоорганизации живых систем как предпосылка возникновения новой научной парадигмы хронических окклюзионных поражений артерий конечностей //Актуальные вопросы профилактики ампутаций конечности по поводу самопроизвольной гангрены при тяжелых стадиях окклюзионных поражений артерий конечностей. – Рязань, 2005. – С. 18-24.

    45. Епифанов А. Г., Епифанова Е. А. Современные взгляды на этиологию и патогенез облитерирующего тромбангиита // Российский научный журнал. – 2008. – №4(5). – С. 198-207.

    46. Епифанов А. Г. Новая научная парадигма патогенеза облитерирующего тромбангиита (самопроизвольной гангрены) и других поражений сосудов конечностей // Актуальные вопросы профилактики ампутаций конечности по поводу самопроизвольной гангрены при тяжелых стадиях окклюзионных поражений артерий конечностей. –Рязань, 2005. – С. 40-44.

    47. Епифанов А. Г. Природа облитерирующего эндартериита (новое в патогенезе и лечении). – Рязань, 2003. – 132 с.: ил.

    48. Епифанов А. Г. Окклюзионные поражения артерий конечностей с системно-энергетических позиций (новая концепция). – Рязань, 1987. – 11 с.

    49. Епифанов А. Г. Целенаправленная деятельность человека и животного с системно-энергетических позиций (новая концепция). – Рязань, 1987. – 11 с.

    50. Милнер П. Физиологическая психология / перевод с англ. О. С. Виноградовой). – М.: Мир, 1973. – 647 с.

    51. Хомская Е. Д. Нейропсихология: Учебник. – М.: Изд-во МГУ, 1987. – 288 с.

    52. Напалков Н. В. и др. Информационные механизмы работы мозга / Н. В. Напалков, С. В. Литвинова, Л. Л. Прагина, Н. В. Целкова / Под ред. А. В. Напалкова. – М.: Изд-во МГУ, 1988. – 267 с.

    53. Кейдель В. Д. Физиология органов чувств. Часть I. Общая физиология органов чувств и зрительная система / перевод с нем. А. В. Белка. – М.: Медицина, 1975. – 21 с.

    54. Конорски Ю. Интегративная деятельность мозга / Перевод с англ. Б. А. Дошевского и др., под ред. и с пред. акад. П. К. Анохина. – М.: Мир, 1970. – 412 с.

    55. Крюков В. И. и др. Метастабильные и неустойчивые состояния в мозге / В. И. Крюков, Г. Н. Борисюк, Р. М. Борисюк, А. Б. Кирилов, Е. И. Коваленко. – Пущино: ОНТИЦ-БИ АН СССР, 1986. – 114 с.

    56. Пенфильд У., Джаспер Г. Эпилепсия и функциональная анатомия головного мозга человека / Перевод с англ. С. С. Брюсовой и др., под ред. и с пред. Н. И. Тращенкова и др. – М.: Изд-во ин. лит-ры, 1958. – 482 с.

    57. Eccles J. C. Anninstruction-selection hypothesis of cerebral learning // Cerebral correlates of conscious experience. – Amsterdam, N. Y., Oxford, 1978. – PP. 155-176.

    58. Granit R. The purposive brain. – Cambridge, Massachusetts, 1977.

    59. Joynson R. B. Models of man 1879-1979 // Models of man / Ed. Chapman A. J., Jones D. M. – 1980.

    60. Mountcastle V. B. Some neural mechanism for directed attention // Cerebral correlates of conscious experience. – Amsterdam, N. Y., Oxford, 1978. – PP. 37-52.

    61. Сомьен Дж. Кодирование сенсорной информации в нервной системе млекопитающих / перевод с англ. Н. Ю. Алексеенко, под редакцией и с предисл. д. б. н. Е. Н. Соколова). – М.: Мир, 1975. – 415 с.

    Вернуться в раздел Наука



    Вам понравилась эта статья? Поделитесь полезной информацией с друзьями:

      Начало | Лечение | Наука | Производство | Информация | Контакты Copyright © 2000-2016  ООО Клиника Епифанова